- А Вы сейчас полетите за борт, - прошипела Норманрун.
Первая запись в дневнике, да?
Запомнить что ли с чего всё это началось? А виной всему единственный оридж, найденный совершенно случайно автора-садиста продолжительное время не пишущего продолжения. Тем не менее вещь уже успела запасть в сердце, появились персонажи, заглянувшие в глаза и сказавшие - сидеть! - мать их.
Там есть прекрасный Лювиг Альдамаринг, викон Лёц. Наглый, умный, сдержаннй, вежливый. Даже хамит это чудо природы вежливо, с ума сойти можно! Образ прошитый серебряными и стальными нитями, с родниковой водой в ладонях и солнечными зайчиками, играющими в волосах. На его фоне его братик со своими хлопающими ресницами, трепетностью и нежностью кажется выгоревгим и тусклым. Хотя всё это впечатление от неполных двух глав. Автор - садист.

Не могу сказать, что это мой Людвиг, но пусть пока будет так.
А ещё там есть Лея Норманрун. Её методы обучения и воспитания, её манера держаться меня завораживают и заставляют со всей возможной нежностью и восторгом относиться к этому образу. Я даже не удержалась и забрала себе её слова в подпись, потому что эта женщина прекрасна в каждом своём слове и повороте головы. Это, несомненно, тоже впечатление из двух первых глав. Автор - садист. Но - гений.

Не совсем то как я её представила сама, совсем не то, как её представил автор. Фельтин сказал, что Леа похожа на Николь Кидман, а я её сначала представила степенной женщиной, с мягкими, округлыми чертами лица и плавными движениями. Правда при повторном прочтении, держа в голове образ автора с удивлением поняла, что не вызывает никакого диссонанса. Не Николь, конечно, но я предпочитаю представлять новые лица, чем вспоминать актёров. Надо будет поискать новое, каноничнее изображение для этой сногшибательной женщины.

@темы: Легенды, Фанатские восторги